Поделиться:



Высокое и низкое служение*


Общественная жизнь человека по своей природе – всегда служение; говоря языком эзотерической философии – служение тем или иным эгрегорам**. Даже если человек по всей видимости служит лишь одному себе, он тем самым служит низкому эгрегору эгоизма, досконально соблюдая его довольно-таки удобную этику. Но служение служению рознь, и характер, способ, обстановка служения зависят, в первую очередь, от того эгрегора, которому человек – осознанно или бессознательно, вольно или невольно, – служит.

Особенности взаимодействия человека с высокими и низкими эгрегорами прекрасно и достаточно полно описаны в книгах Авессалома Подводного, в частности, на вполне общедоступном уровне, в его знаменитой «Повести о тонкой семерке». Здесь мы обсудим некоторые важные детали этих взаимоотношений, связанные с неотъемлемыми качествами высоких и низких эгрегоров.

Высокие и низкие эгрегоры отличаются друг от друга отнюдь не целями, которые они преследуют и/или декларируют, почему – мы увидим в дальнейшем. Нет, их основные отличия следует искать в области их внутренней этики, а также в характере отношений с теми людьми, которые им служат, составляя их «плотное тело» или имея собственный энерго-информационный канал – так сказать, «выделенный канал связи» с эгрегором.

Низкие эгрегоры, требуя от человека точного и неукоснительного соблюдения определенных норм, правил, законов и ритуалов, диктуют ему свою волю весьма жестко, императивно (зато ясно и однозначно), нимало не заботясь о том, в состоянии ли данный человек ее исполнить, если да, то чего это ему будет стоить, и о его внутреннем и внешнем образе жизни, качестве его существования. Низким эгрегорам – любым – нужно лишь «пушечное мясо».

Кроме того, низкие эгрегоры, вообще говоря, не заинтересованы в эволюционном, личностном и духовном, развитии своих служителей и всячески ему препятствуют – путем «промывания мозгов» и другими жесткими идеологическими методами, а также загружая их до предела. Поэтому «вырваться из лап» низкого эгрегора оказывается непросто.

Напротив, высокие эгрегоры вначале долго присматриваются к заинтересовавшему их человеку, устраивают ему всевозможные проверки, экзаменуют, а затем, наделив его энерго-информационным каналом, сообщают ему свою волю не прямо, а в виде знаков, нуждающихся в истолковании, причем крайне деликатно, сообразуясь с его внутренними и внешними условиями, оставляя ему свободу выбора, уважая его как личность. От человека, который служит высокому эгрегору, требуется превыше всего соблюдать его этику, которая, впрочем, никогда не бывает законнической, императивной, и не подменять его волю своей, не терять смирение, самообладание и трезвость, не суетиться и не спешить. Дело в том, что человеческое служение нужно высокому эгрегору, в отличие от низкого, прежде всего, для того, чтобы отчетливо видеть в окружающем материальном мире его глазами, а вовсе не для того, чтобы интенсивно и энергично действовать. Для осуществления собственных планов у высокого эгрегора имеются свои, очень тонкие и могущественные инструменты, действующие на каузальном и буддхиальном уровнях. (Высокий эгрегор действует деликатно и внешне почти незаметно, организуя нужные ему «случайные» встречи и расстраивая ненужные, создавая «стечения обстоятельств», короче, управляя причинами, а не следствиями; при этом его реализационная власть очень велика.) А вот зоркости на плотных уровнях (физическом, эфирном, возможно, астральном) ему, работающему на чрезвычайно тонких вибрациях, определенно не хватает, и тут ему необходимы верные и преданные помощники.

Если человек хорошо справляется со своими обязанностями, возложенными на него высоким эгрегором, и соблюдает его этику (в большей степени внутренне, нежели внешне), то он может не беспокоиться о «хлебе насущном», – всем высоким эгрегорам не чужда благодарность (она составляет существенную часть их этики), не говоря уж о том, что высокие эгрегоры настроены на долговременное сотрудничество и не разбрасываются «человеческим материалом». Для высокого эгрегора важно одно: чтобы человек сохранял чистым, незамутненным свой энерго-информационный канал, а для этого необходимо, чтобы он сам жил в своей внутренней, да и внешней жизни весьма высокими вибрациями (то есть потребностями, ценностями, интересами, эстетическими вкусами и т.п.), не уклоняясь и не поддаваясь соблазнам, которые неизбежно последуют со стороны низких эгрегоров. Ведь для них такой человек с сильным «высокочастотным» каналом – лакомая находка!

При этом высокие эгрегоры не имеют четкой организационной структуры; они не испытывают потребности воплотиться на плотных планах в форме какой-либо организации. Если у них возникает такая нужда, то они создают подчиненные им низкие эгрегоры. Поэтому служение высокому эгрегору требует от человека большой внутренней чуткости и глубокого доверия, ведь отношения высокого эгрегора и человека, который ему служит, не имеют внешнего подкрепления на плотных планах в виде материальных и моральных поощрений и взысканий, каких-либо явных штрафов и разносов, наград и похвал. Разумеется, жизнь такого человека становится полнее, ярче, интереснее и защищеннее, но внешне совершенно неочевидно, что в этом проявляется забота и руководство со стороны высокого эгрегора; все позитивные изменения легко можно списать на волю случая, нарушив точную настройку энерго-информационного канала.

Человек, «поступивший на службу» высокому эгрегору, должен (по умолчанию) всецело ему доверять во всем, что касается его служения, духовной и даже материальной жизни, полагаясь на его волю, помощь и защиту. И дело тут вовсе не в «наказании за грех», а в том, что человек, который старается сделать сам «как лучше», из самых высоких побуждений подменяет своей волей волю высокого эгрегора, становится ему не нужен, бесполезен. «Служенье муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величаво…» – воистину так. Неизбежным следствием подобной подмены оказывается сбой «тактовой частоты», на которой работает энерго-информационный канал и которая всегда намного ниже, чем внутренняя частота среднестатистического обывателя, и, как результат, его расстройка, замутнение. А в недалеком будущем такой «испорченный» канал перехватывает один из низких эгрегоров. Высокие эгрегоры чрезвычайно трепетно относятся к такого рода нарушениям, немедленно прекращая взаимодействие с нарушителем и его поддержку на тонких планах. Впрочем, все это можно восстановить, – стоит лишь вернуться к правильной настройке канала (что, разумеется, совсем не просто).

Таким образом, важнейшей особенностью и атрибутом высокого служения является умение терпеливо ждать, не впадать в отчаяние или скуку, сохранять ровное, спокойное настроение, не суетиться, но в то же время и не терять собранности, внимательности и готовности к действию. Другой важной чертой является стойкость к соблазнам – как материальным, так и самым тонким, духовным. Именно требование внутренней и внешней чистоты, понимаемой не законнически, буквально, а широко и духовно, но оттого не менее строго, делает служение высокому эгрегору таким трудным.

Картина, совершенно не похожая на привычную картину служения низкому эгрегору.

Нужно иметь в виду, что низкий эгрегор может воспользоваться целью и, шире, идеологией высокого эгрегора в пропагандистских целях, а может и в самом деле преследовать ту же цель, профанируя ее, однако, до своего плотного уровня (что может остаться незамеченным простым обывателем). (Именно поэтому нужно смотреть не на цель, а на способы ее достижения, этику и характер энерго-информационного канала.)

В качестве поучительного примера можно привести высокий эгрегор мирового христианства – и низкие эгрегоры христианских конфессий, поместных церквей и сект, отличающиеся крайним фундаментализмом и нетерпимостью к инакомыслящим (которые, в свою очередь, могут проявляться по-разному). Другой, не менее яркий, но, пожалуй, более актуальный ныне пример, – высокий эгрегор духовной эволюции, тесно связанный с кармическим эгрегором, и низкие эгрегоры всевозможных духовных школ, сект, монастырей, которые, руководствуясь теми же высокими идеалами, выстраивают достаточно жесткую дисциплинарную и иерархическую структуру среди своих приверженцев.

На последнем примере следует остановиться особо. Дело в том, что большинство низких эгрегоров духовных школ и тех или иных групп выполняют очень важную функцию подготовки своих последователей к служению высокому эгрегору духовной эволюции. По существу, такие низкие эгрегоры подчинены высокому и действуют по его воле и плану. Разумеется, только незначительная часть учеников успешно проходит этот подготовительный путь и получает энерго-информационный канал к высокому эгрегору. (Подразумевается, что такой канал имеется у основателей и руководителей школ.) Дальнейшая судьба этих «выпускников» может сложиться по-разному. Большая их часть продолжит путь самопознания, самосовершенствования и духовного роста; при этом резко возрастет их смирение и снизится внутренний ритм (иными словами, затихнет «внутренний диалог» и станет возможной «остановка мира», говоря языком Кастанеды). Меньшая часть удостоится активного служения высокому эгрегору среди людей – скажем, в качестве основателей и учителей тех или иных духовных школ, направлений (то есть подчиненных высокому низких эгрегоров), священнослужителей или в качестве мыслителей, философов, духовных писателей.

Итак, мы видим, что может иметь место инволюция высоких эгрегоров, которые создают и/или инвольтируют подчиненные им низкие эгрегоры, играющие роль подготовительных учреждений. Эти низкие эгрегоры, имея все присущие им характерные черты, работают под руководством и по плану высоких, играя роль своего рода плотных, массивных оснований духовной пирамиды.

Замечательный пример сказанному дает история духовного учения Шамбхалы и Центров воспитания Шамбхалы, созданных Чогьямом Трунгпой Рингпоче в 70-е и 80-е годы ХХ века. Если бы в Тибете сохранялась стабильность, то западный мир, вероятно, никогда бы не узнал о Чогьяме Трунгпе – смиренном буддистском монахе, поводящем свою жизнь в затерянном уголке Гималаев. Однако по воле высоких эгрегоров, в том числе, несомненно, эгрегора духовной эволюции, после захвата Тибета Китаем Чогьям Трунгпа предпринимает немыслимый по трудности и риску подвиг – пеший переход через Гималаи в Индию, – и уводит с собой своих учеников. В последующие годы он учится в Оксфорде, а затем организует в Европе и Америке буддистские духовные центры. И вот тут происходит самое (для нас) интересное.

По свидетельству выдающегося философа современности Кена Уилбера, создателя «интегрального подхода» в философии и психологии развития, Чогьям Трунгпа начал свою деятельность в Америке с того, что стал проповедовать американцам самое возвышенное учение, непосредственно ведущее к внутренней трансформации человека и его скачкообразному духовному росту. Однако ему пришлось столкнуться с тем обстоятельством, что подавляющее большинство, если не все его заокеанские ученики оказались внутренне не готовы к подобному трансформационному духовному прорыву. И ему пришлось разработать «учение Шамбхалы» и создать систему учебных центров, то есть, по сути, сеть низких эгрегоров, как компромисс с недостаточно высоким начальным духовным уровнем своих учеников, и в этих центрах проводить медленную, постепенную, пошаговую, жесткую подготовку, – подготовку к тому, что, по его первоначальному убеждению, достигается сразу, без каких-либо внешних усилий, волей высокого эгрегора.

Другие духовные учителя сталкивались с аналогичной проблемой – и решали ее подобным же образом.

А может ли иметь место обратный, эволюционный процесс – восходящее преобразование низкого эгрегора в высокий? Напрямую, изнутри, без инвольтации со стороны какого-либо высокого эгрегора, – нет, не может. Высокие эгрегоры рождаются тогда, когда приходит их время, а не создаются волей низких эгрегоров и усилиями их служителей. Но это – уже другая тема.

 



* Здесь следует внести уточнение: говоря «высокий» или «низкий», мы не имеем в виду «хороший» или «дурной». Нет, подразумевается только лишь характеристика энергетических вибраций, с которыми имеет дело тот или иной эгрегор: для высокого эгрегора это почти исключительно тонкие вибрации, отвечающие высшим планам Вселенной, которые очень условно можно назвать «высокочастотными», для низкого эгрегора тонкие вибрации недоступны, и он работает с более «низкочастотными» вибрациями, соответствующими низшим, плотным планам, вплоть до материального. Так, семейный эгрегор, основной функцией которого служит забота о продолжении рода, не являясь, вообще говоря, «дурным», как правило, полностью принадлежит к низшим планам бытия и, таким образом, относится к низким.

** В христианской древности эгрегорами называли ангелов Церквей. В наше время эгрегором называется тонкая сущность, соответствующая любой группе людей (соратников, коллег, единомышленников, единоверцев, соплеменников, родственников и т.д.), организованной или не организованной, объединенной общей идеологией, религией, социальной структурой, образом жизни и стилем поведения, интересами, вкусами и пристрастиями, ets. и существующей в плотном плане. Например: эгрегор религии, государства, этноса, политической партии, общественного союза, фирмы, семьи. Эгрегор искусства, науки (и каждой из наук в отдельности), оккультизма, спорта, магии, шарлатанства. Наконец, кармический общечеловеческий эгрегор и эгрегор, ведущий по жизни каждого человека – его «ангел-хранитель». Эгрегор, будучи реальной, весьма долговечной и массовой, хотя и безличной, сущностью, обладает «разумом», колоссальной энергетической и реализационной мощью, а высокие эгрегоры – еще и сверхчеловеческой мудростью.



Алексей Рябов

26.02.2010, Москва



[ Вернуться к разделу «Статьи» ]



Профиль в Google.

1. А. Подводный. Повесть о тонкой семерке.
2. А. Подводный. Каббала чи-сел.
3. К. Уилбер. Интегральная пси-хология.
4. Чогьям Трунгпа. ШАМБХАЛА. Священный путь воина.
5. К. Кастанеда. Книги с 1-й по 11-ю.
6. Д. Андреев. Роза Мира.
7. Н. А. Морозов. История чело-веческой культуры в естествен-но-научном освещении, в 7-ми томах.


















Контакты

+7 906 046 1699

mail@ezoznan.ru